?

Log in

No account? Create an account

О тестах.

Aug. 20th, 2013 | 06:34 pm

3 марта 2012 года стало модно быть атеистом. О "чувствах верующих" говорят теперь с апломбом, будто о Сталине после развенчивания культа личности, толпами в комментариях шипят на СССР, своих мам и бабушек, до сих пор ходящих в церковь по субботам, без доли цинизма в сторону любой из религий в приличную тусовку больше не войдешь, а интернет воюет за символ России в онлайн-голосовании канала Россия-10, будто страна восстанет из пепла, выбери голосовавшие какой-либо другой памятник архитектуры.
Интернет-пользователи, то самое поколение Эппл, прославлявшее себя в каждом бложике после событий на Болотной площади, танцевавшее вместе с Пусси Райот у экранов своих макбуков, любят таскать все заграничное, что плохо лежит. Сказки о Емеле и Иване-дураке втесались в сознание российского гражданина с такой силой, что теперь он перестал быть способным придумать что-то свое, скорее наоборот, даже лежание на печи он огламурит, украсит блестками и преподнесет как единственно правильный образ жизни. Посему стащенная западная субкультура хипстеров на российских просторах приобрела новое лицо: теперь это атеистически настроенный менеджер, который подвизается то в художники, то в писатели, то в сорокалетние скейтеры, не имея ни на что из вышеописанного особого таланта, и копит денно и нощно на обновки от Урбан Аутфиттерс. Бедный Керуак и сотоварищи смотрят с небес на нашу честную хипстерскую молодежь и тяжко вздыхают: если битники были созданы обедневшими, романтически и революционно настроенными людьми, то русский беспощадный хипстер - очередной продукт гламурных журналов, которые способны превратить даже мусорку в предмет поклонения.
Самомнение некоторых подобных умов заходит за все разумные границы чувства собственного величия, и вот, на свет вылезают искусники пера, готовые всех и вся чесать под свою гребенку.
Так, в Слоне появился тест «Насколько вы умнее среднего россиянина?». Зачем нам тесты Айзенка, Кеттелла, Роршаха, ведь автор уже вывел формулу из 12 вопросов, которая раз и навсегда определит ваши умственные показатели среди соотечественников. Не важно, что вы могли учиться в литературном институте, переводить труды Гомера, цитировать Мандельштама на корпоративах, если вы не знаете, что именно убивают антибиотики, нет вам спасения, вон из страны на корабле дураков! Бараны и овцы,..простите, то есть россияне, получившие степень в любой гуманитарной сфере образования, больше авторам теста не нужны. Зачем им плохой генофонд, да здравствует евгеника!
Впрочем, если часть вопросов можно отнести к школьной программе и общим знаниям об устройстве мира, то теориям и предположениям, так научно и не доказанным, места в подобных тестах быть не должно. Возвращаясь к начальной теме, религиозные предпочтения любого человека не могут определять его умственные и душевные качества. Как не каждый христианин - бедная кроткая овечка, так и не каждый буддист пребывает в нирване собственной души. Популярный нынче среди российских хипстеров атеизм ни в коей мере не должен задевать окружающих их людей, как и их суждения о прошлом страны не должны принижать ее культурное наследие. Вопросы теста «Образовалась ли Вселенная в результате Большого Взрыва» и «Произошли ли предки человека от животных» не могут определять уровень сознания и умственные способности граждан Российской Федерации. Более того, на эти вопросы невозможно ответить определенно да или определенно нет, так как любой, более или менее знакомый с обеими теориями о возникновении Вселенной и человека, понимает, что в обоих случаях существует некий пробел в доказуемости данных теорий.
Религия и вера не вопрос моды, отношения человека к любому аспекту своей жизни, от политики до культуры, не могут быть осуждены или субъективно восприняты как скудоумие. Подобные убеждения не определяют личность, ее определяют поступки и отношение к окружающим ее людям. Ум же невозможно определить 12 вопросами из одной сферы образования, зато  узколобость вполне возможно.

Link | Leave a comment | Share

Смотрим кино. Часть I, ужасающая.

Aug. 19th, 2013 | 04:04 pm

Представьте, что вы - страстный поклонник кинематографа. Посмотренный в далеком детстве "Унесенные ветром", культовый фильм всех жаждущих любви домохозяек мира, повлиял на вас настолько, что следом запоем вы посмотрели всего Феллини, Кустурицу, Спилберга и Хичкока. Сформировавшиеся к 20 годам понятия о кино заставили вас выбрать единственную желанную профессиональную стезю - режиссуру. И тут, очень кстати, свалилось на голову наследство некоего дядюшки, обделенного детьми, но мечтавшего отдать накопленные тяжким трудом миллионы далекому племяннику, который последние пять лет не расставался с ручной камерой самой простейшей модели. На вашему счету к тому моменту десятки склеенных в МувиМейкере видеороликов для друзей, одна съемка свадьбы с традиционным распитием и мордобитием в конце и пара сценариев в голове, так и не приведенных в жизнь из-за недостатка средств на спецэффекты. Конечно же, наследством вы распорядитесь как надо - вложите пару миллионов в производство великого фильма всея времен, Спилберг рыдает кровавыми слезами, Хичкок царапает крышку гроба, лишь бы стать помощником режиссера этого невероятного блокбастера... о зомби. Или о призраках в заброшенном доме. На худой конец, пусть будет фильм о маньяке, поджидающем заблудшего подростка, а лучше компанию, в зарослях кукурузы. 
- Почему не драма, документалка или, в конце концов, мюзикл? - вопрошают ваши друзья, в панике скупая запасы попкорна на месяц вперед, ведь именно их вы записали в критиков вашего шедевра, кто как не друг укажет на недочеты, не так ли?
Действительно, почему не снять очередной фильм со старой заезженной темой, о том, как парень встретил девушку, а потом потерял ее, или, может, о тирании в одной взятой семье, о месте женщины в современном обществе или о детях, ищущих себя в огромном мире? 
- Социальная проблема! Психологический подтекст! Подсознание впереди сознания! - восклицают ваши друзья, подгоняя грузовик с Кока Колой. Но мировые проблемы в полтора часа длиной вас не интересуют. Со времен Хичкоковских Птиц и Ромеровской Ночи Живых Мертвецов ваше воображение захватывают картинки длинных рук, тянущихся к героям из-под половиц, снятые крупным планом кадры истерзанных конечностей, вам слышатся визги зрителей в темном зале кинотеатра, видится премия Тин Чоис Эвордз, собирающая пыль на полке между фотографией вашей матери и фигурками фарфоровых котят. Дом 1000 трупов, Кошмар на улице Вязов, Ужас Амитивилля, Звонок, Изгоняющий дьявола,.. вы видели их десятки раз, и на каждом просмотре ваши ладони покрывались липким потом, вы вздрагивали, когда из-за угла выскакивало очередное демоническое создание, щедро украденное гримом. Вы хотите фильм ужасов, вы жаждете побить славу великих режиссеров, вы - мастер хоррора и смерти в своем воображении. 
Но, все таки, почему именно фильмы ужасов пленяют вас больше, чем тот же Феллини или Годар? Почему экранная жестокость, творимая мистическими персонажами, интересует обывателя больше, чем трагедийная составляющая драматического кино?
Каждый день человек испытывает сотни эмоций - от равнодушия до агрессии, при этом самой неконтролируемой из них является страх. Мы испытываем страх с первых дней нашей жизни, будь то обычная нервозность перед первым свиданием, тревожность перед экзаменом, боязнь дефлорации, собеседования, разговора по душам, прогулки по ночному городу. Фильмы ужасов апеллируют к нашему бессознательному, в котором страх переплетается с инстинктом самосохранения, где вызванные образы, что так пугают, говорят о нас самих больше, чем наше повседневное поведение. 
Но страх, испытываемый при просмотре фильмов ужасов, разнится с тем, что человек испытывает в обычной жизни. Наш мозг, о величайший инструмент, умеет различать фикшн и нон-фикшн. Просмотр задокументированного на пленку массового убийства оставляет в человеке чувство дичайшего отвращения, а фильм с прописанной в сценарии резней заставит зрителя лишь поморщиться. Все, происходящее на киноэкране, который, по определению не входит в границы реального мира с его многочисленными проблемами, дает нам некое чувство защищенности. Драконы, зомби и вампиры не существуют в нашей осязаемой реальности, а маньяков и мстительных подружек мы просто не хотим в нее вписывать. Поэтому слэшеры до сих пор собирают гигантскую кассу по всему миру, жестокость свойственна человеку, а та жестокость, при которой он чувствует себя особенно комфортно, еще и приятна. 
Хоррор фильмов, играющих на страхах обыкновенного человека, превеликое множество. Впрочем, драматическое кино и даже мультфильмы также получают неплохой куш, опираясь в сценариях на извечные проблемы обывателя. Многие фильмы Диснея, например, были в основном построены на страхе ребенка быть оторванным от семьи, так в Бэмби олененок терял мать, а в Короле Льве Симба лишался отца. Но эти проблемы разрешались тут же, на месте, и к финальным титрам посмотревшее мультфильм чадо с чувством удовлетворения уходило из кинотеатра под заботливым крылом родителей. 
Но фильмы ужасов далеко не всегда решают проблемы своей целевой аудитории. Популярный нынче незавершенный финал, когда лицо злодея мельком появляется перед титрами, не дает зрителю возможности представить существование главных героев в мире, полном добра и бабочек. Молодежный хоррор, изобилующий архетипами подростковой аудитории, не позволяет героям раскрыть свои личности за пределами поверхностных характеристик, а псевдодокументальные ужастики заставляют зрителя поверить в то, что он тоже подвергается некоей опасности даже за своими, казалось бы надежными, четырьмя стенами.
Фильмы, в которых наши страхи обретают реальное воплощение, пользуются наибольшим спросом у зрителей. Еще со времен первой экранизации Франкенштейна, режиссеры заприметили одну важную вещь: чем сильнее страх, тем больше денег они получают. Формула "Я пугаю - ты боишься" безотказно работала в двадцатом веке, 16 экранизаций Франкенштейна, более 20 - Дракулы и бесчисленное количество фильмов о мумиях и зомби были созданы с единственным желанием - напугать зрителя чем-то невероятно оригинальным, с чем вряд ли столкнешься в реальной жизни. Затем последовала череда фильмов с мистической составляющей: старые дома с призраками, психбольницы с умерщвленными пациентами, школы с повесившимися учениками и болота с затянутыми на дно костями старых ведьм, не говоря уж о религиозных ужастиках с последующим изгнанием дьявола из тел героев. Такой хоррор отличался от Франкенштейна и ему подобных, ведь с начала времен мистика и реальность ходят рука об руку в человеческом воображении, нам мало осязаемого мира, мы хотим представить то, что не можем увидеть, а следовательно - доказать. Вампиры и оборотни перестали быть персонажами ужасов лишь потому, что после сотни одинаковых фильмов зритель романтизировал их мифический образ настолько, что готов воображать их абсолютно безопасными для существования. 
В середине девяностых, когда обыватель только входил в цифровую эру Интернета и осваивал компьютер, как инструмент для общения и работы, стали популярны технологические ужастики, в которых герой попадал в цепкие лапы виртуальных сетей, в царство искусственного интеллекта, где машина преобладает над человеком. Незнакомые нам прежде роботы и клоны наводнили фантастические фильмы, шлемы виртуальной реальности захватывали тела подопытных в хоррорах, молодежные комедии кишели молодыми учеными, изобретающими совершенных девушек одну за другой. Но через несколько лет, когда ранее модные компьютерные новинки оказались в каждом доме и перестали пугать даже бабушек-пенсионерок, подобные фильмы сошли на нет. На смену им пришли психологические триллеры и более изощренные мистические фильмы ужасов. Вряд ли кого теперь напугаешь Джейсоном в своей знаменитой хоккейной маске, а одеяние злодея из Крика вызовет разве что улыбку. 
Впрочем, зритель готов пугаться в том случае, когда подобная ситуация могла не раз происходить в его воображении. Здесь лидерами хит-парада становятся темные подвалы со скрипучими ступеньками и запахом сырости, полные ненужных вещей и старой одежды, куклы с широко раскрытыми глазами, клоуны с потекшим по щеками гримом, старые обветшалые дома, давно стоящие на отшибе без хозяев, портреты и зеркала, так неуютно изображающие наши лица, будто следящие за нами каждую секунду. О, режиссеры фильмов Детская Игра, Оно, Заклятье всегда знали, чего мы боимся. И, что важнее, они знали не только как пугать, но как и успокоить в конце. Не важно, что в этих фильмах нет того самого конца, что изгнанный дьявол всегда вселяется в кого-то другого, что куклы не перестают вращать своими огромными глазами, а из подвала все равно тянет затхлостью, но за пять минут до титров мы спокойны - антагонист разорван на кусочки, выдворен хоть на минуту из реального мира, стерт из нашего воображения. Что нам до ваших подростков, кучками носящихся по лесу в поисках потерянной машины, что нам до их проблем, их первой влюбленности, первой убитой подружки, первого монстра, первой потери невинности крупным кадром на широкоформатном экране, когда у нас тут дьявол разрывает Эмили Роуз изнутри на части, когда ее позвоночник изгибается дугой, а шея с треском поворачивается на 360 градусов? Что нам до ваших психбольниц с раздирающими глотки призраками, бешеными собаками, вгрызающимися с тела главных героев, что нам до ваших зомби, медленно бредущих по Таймс Сквэар, когда кучка оставшихся в живых не может додуматься, как избавиться хоть от одного из этих живых мертвецов, что нам до ваших обрастающих шерстью и клыками под полной луной человеческих тел, когда у нас тут ледяные руки высовываются из шкафа и хлопают три раза, скребут по спинке кровати, хватают за горло невидимыми пальцами и тянут вверх к потолку? Что нам до ваших застрявших в матрице блондинов-тинейджеров, испуганно шарахающихся от 254битных монстров, что нам до тонущих в озере королев выпускного класса, бьющих по водной глади длинными, вымазанными лосьоном, руками, что нам до ваших длиннозубых красавцев, настойчиво спрашивающих разрешения войти и шипящих на хлеб с чесноком, приготовленный итальянской бабушкой главной героини, когда у нас тут Фредди пришел в наши сны?
Нам нет дела до ваших потуг и многомиллионного наследства почившего дядюшки, если вы не можете скомпановать все составляющие хорошего фильма ужасов, привнести психологию в мистику и заставить нас сжимать подлокотники наших кресел от ужаса, нам нет дела до вашей грандиозной мечты стать великим мастером хоррора, если вы сами не боитесь своего фильма. Нам нет дела до гендера и возраста героев, если монстр не вызывает в нас животный страх, а темнота кинотеатра и вздохи соседей по ужасу не пугают так, что нам хочется срочно вернуться домой, где под кроватью живут лишь закатившиеся туда монеты. Нам нет дела, если выпрыгивающий из-за закоулка демон похож на обкурившегося подростка, а не на создание ночи, такой холодной, одинокой и таинственной. Ваши миллионы и красивые рекламные постеры вас не спасут, если нам не страшно. А нам не страшно до тех пор, пока вы не заговорите с нами на нашем же языке, языке испугавшихся одиночества и темноты людей, пришедших в кинотеатр за острыми ощущениями. 



http://vk.com/note24156_11693055

Link | Leave a comment | Share

14

Sep. 16th, 2012 | 07:35 pm

Четырнадцатого числа все умерли.
В полуденном воздухе еще плавали отголоски колоколов на ратуше, грузовик мороженного печально доигрывал свою мелодию в конце улицы, но топот ног и визги детей, выклянчивших у родителей пару монет на сладкий рожок, бесследно пропали, разбившись о кирпичные стены домов в ту секунду, когда мир исчез.
Тринадцатого числа старая миссис Петри, что жила в доме у заброшенного колодца, вдруг прекратила вязать рождественский свитер младшему внуку, оглядела двор поверх опущенных очков и шумно вздохнула. Вдалеке гудел школьный автобус, как обычно прибывший, стараниями водителя Тома, на дюжину минут позже расписания. Дети миссис Петри давно выросли и разбежались по большим городам, кто в погоне за мечтой, кто от скуки, съедавшей их на родном острове с населением в сотню человек. Петуния Петри уже забыла, как готовить школьные завтраки и собирать ранцы, разве что ранние подъемы по утрам так и остались для нее бессменной традицией. Когда остров еще только просыпался, потягивался от долгого ночного сна и ежился от промозглого утреннего воздуха, старуха уже сидела в своем неизменном кресле на веранде и вязала. Ее пальцы, съеденные артритом, едва перебирали спицы, а ноги, раздувшиеся от варикоза, напоминания о молодости, воздушных юбках и тонких каблуках, всегда притоптывали какую-то, знакомую только ей, мелодию.
Старуха Петри жила здесь с самого основания города, тогда ей было всего восемнадцать, и, боясь гонений на чернокожих, она в спешке подрядилась на строительство ратуши. Корабль, переполненный эмигрантами, разнорабочими и африканцами, забитый чемоданами и тюками, кульками с едой и кастрюлями, из которых невозможно несло кислым мясом, уплывал из балтиморского порта рано утром, а к вечеру его пассажиры уже стояли на пристани острова, узкой деревянной полоске у самой воды с крохотными домиком для снастей, единственной постройкой на всем острове.
Город рос, медленно обзаводясь фабриками и магазинами, мелкими лавками рыбаков и ароматными булочными. Постепенно из жалких бытовок выросли большие уютные дома, а улицы заполнились криками детей. С материка завезли лошадей и коров, местные столяры оборудовали новенькую школу, блестевшую окнами на солнце. По воскресеньям из домов доносились звуки патефона и запах индюшки. Великая депрессия, пугавшая заголовками газет, островитян не коснулась. О голоде на материке ходили байки, вечерами старики, попыхивая трубками, долго спорили о правительстве и грезили о Калифорнии, где, как они слышали, под ногами рассыпались алмазы.
Все это помнила старуха Петри и каждый день, слепо вглядываясь в петли вязания, переживала снова в своих воспоминаниях.
С приходом нового века остров начал потихоньку умирать. Девочки красили волосы разноцветной тушью и сбегали на ночном пароме в Мэриленд, мальчишки, те, что поумнее, получали стипендии в университетах и, обещая приезжать каждые каникулы, прощались навсегда. Ратуша, прежде красивая и стройная, обветшала под ветрами,и пол в главном зале скрипел под лапами кошачьего семейства, живущего в ее подвале.
Все умрет вместе со мной, - думала Петуния Петри, довязывая рукав. - Все умрет.
Тринадцатого числа сын мэра города, молодой Рей, в кофейне на углу Третьей и Пятой улицы встал на одной колено перед Клементиной и попросил ее стать его женой. Клементина, обжегшая губы слишком горячим кофе, вскочила со стула, опрокинув чашку на тетради по домоводству, и выбежала вон. Рей долго смотрел, как белые страницы набухают коричневым, как капли звонко падают на кафельный пол, разбрасывая брызги, как феи - блестящую пыль, так, во всяком случае, рассказывала ему покойная мать, потом медленно поднялся и ушел, оставив на столе пару долларов за кофе.
Он был давно влюблен в Клементину, еще с тех пор, как впервые увидел ее в школьном дворе, бесцельно раскапывающую горку с песком. У нее не было ни струящихся золотых волос, ни длинных ресниц, ни глаз цвета океана, она просто сидела на корточках, задрав школьное платье так, что всем виднелись ее белые трусы, и раскапывала чей-то песочный замок. Клементина же влюбилась в Рея не сразу, она долго перешептывалась с подружками, тыкала в него пальцем и крутила у виска, когда он пытался с ней заговорить. А потом, через несколько лет его безуспешных попыток, сама подошла к нему, сдвинув с места его соседа по парте, и осталась рядом навсегда. В ее жизни всегда появлялись новые увлечения, то это был сын канадского туриста, невесть почему забредший на остров посреди жаркого лета, то учитель английского языка, седой старик, по-отечески гладивший ее по плечу, когда она подходила к нему проверить домашнюю работу, сверкая голыми коленками и расстегнутыми пуговицами на блузке. В Клементине всегда что-то было с гнильцой, и об этом знал весь город. Только Рей не знал. Как щенок он смотрел на нее сквозь тысячу розовых стекол, таскался за ней повсюду и выполнял любой ее приказ, а она лишь наотмашь грубила и капризничала. Когда счет ее кавалеров перевалил за второй десяток, а выпускные экзамены еще не были сданы, мать Рея умерла. Она сгорела за пару недель от скоротечного рака, а Рею в наследство оставила кольцо с алым камнем в серебряной оправе. Тогда-то он и решил во чтобы то ни стало отдать кольцо Клементине, не заботясь о том, сколько еще заезжих моряков видели ее белые трусы, застиранные на попе.
Тринадцатого числа жена священника Лиза скрючилась на полу прихода от боли, раздиравшей все ее тело. Ее муж, грузный седой мужчина, громко храпящий по ночам на их супружеском ложе и так же громко опорожняющийся в церковной уборной, уплыл на материк несколько дней назад за новой тканью для своего одеяния, а она, изо всех сил улыбаясь прихожанам, протискивала каждое утро свой огромный живот на церковную лавку, втайне проклиная эти утренние часы, когда ее глаза превращались в пудовые гири, а монотонная речь служки на алтаре уносила в странствие по волнам сна. Ее ребенок, еще не родившийся, но уже сучивший ножками по стенкам мочевого пузыря, должен был быть похож на нее, лишь бы не рыжий, молилась она втайне от Бога. Единственным рыжим в городе был Като, маленький вертлявый испанец, чья мать спуталась с ирландским туристом в то время, когда весь город с замиранием смотрел в небо в ожидании ядерного удара Советского Союза. Лиза же, благонравная мать церкви, не стала дожидаться очередной угрозы и отдалась Като в один из тех дней, когда ее муж наполнял желудок сочным жирным поросенком в ресторанчике у Бетти с вечно веселым моряком на вывеске. Като больше не приходил к ней и о ребенке слышать не хотел, он ухлестывал за редкими туристками и постоянно околачивался на пристани, пленя их смешливым прищуром глаз и рыжей копной волос, будто горящей на солнце.
Первая схватка застала Лизу врасплох, когда та украшала цветами скамьи, и подбросив белоснежные лилии, жена священника рухнула на колени, истошно вопя и проклиная каждый день своей благонравной жизни. Там же, на полу прихода, она и родила своего первенца, белокожего русого мальчишку, чей вопль разодрал утреннюю тишину церкви в клочья. Сидя в луже крови с пуповиной, свисающей из-под юбки, Лиза укачивала ребенка, морщась от запаха своих выделений и думала о том, лишь бы ее сын не познал тяжелой руки мужа, перебравшего пива на городском ярмарке.
Тринадцатого числа Дороти, названная так в честь девочки из Волшебника страны Оз, сидела за партой в старой школе и старательно писала записку подруге. У Дороти не было никакого Тотошки и дорога по желтой брусчатке была начертана ей не скоро, поэтому все свободное время, а таковым она особенно считала время урока, она посвящала сплетням и истинно женским козням соседским мальчишкам. Ее родители никогда не жили вместе, мать Дороти забеременела еще в старших классах и была вынуждена похоронить мечту о ночном побеге на паром сразу после ее рождения, зато отец, не церемонясь, отплыл на следующий день после вручения диплома об окончании школы в Нью-Йорк, слал редкие письма родителям, а потом и вовсе пропал где-то на улицах Большого Яблока, затерявшись в толпе с такими же вечными искателями лучшей жизни.
Дороти мало знала о жизни, зато она была точно уверена, что любой мальчишка - всего лишь очередная преграда на ее пути. Так учила ее мать, и так она должна была научить своих будущих детей. Ее подруга, Барби, совсем не похожая на известную куклу, грузная девочка с еврейским профилем и мелкими кудряшками, не любила мальчишек лишь потому, что они не любили ее. Сдружившись с Дороти, Барби выплеснула все свое недовольство жизни в мелкие интриги против злополучной команды по футболу и более стройных девочек. Им обеим казалось, что они владеют миром или, по крайней мере, его островной частью.
Больше всего Дороти ждала, когда ей исполнится четырнадцать и она поедет на конкурс красоты для подростков, где исполнит выученный назубок танец чечетки, выиграет пару тысяч долларов и отправится в город, где дома намного выше, чем у них на острове.
А сейчас она старательно выводила на вырванном из тетради клочке бумаги новое матерное слово, выученное несколько минут назад на школьном дворе. Учительница стучала мелом по доске, выводя формулы, уравнения, иксы и игреки, на улице стояла ясная теплая погода и больше всего Дороти манили качели, сделанные из колеса, в дальнем углу двора.
Тринадцатого числа вечером старый почтальон Эрн, который, как всем казалось, разносил письма по домам с самого своего рождения, включил радио и услышал, как в Вашингтоне воют сирены. Им не было конца, голос репортера тонул в их грохоте, и почтальон, будучи глухим на правое ухо, еле разбирал слова. 
Эрн доживал свой век в этом захудалом городишке, который казался миссис Петри раем на Земле, а ему - очередным пропахшим рыбой и старостью местом, и никогда не думал о будущем. Его родителей-хиппи посадили в тюрьму десятки лет назад, и восьмилетним мальчишкой он переехал к своей тетке на остров, жизнь на котором, после шумного Бостона, будто остановилась. С двенадцати лет он подрабатывал разносчиком газет, затем писем, а потом, когда бывший почтальон скончался от инфаркта, уткнувшись лицом в тарелку супа, остался единственным на всей почте. Свои мечты об изменении мира и свержении прогнившего правительства он оставил в тот день, когда в дверь его дома посреди ночи постучал паромщик и попросил доставить посылку его любовнице. В тот день Эрл понял, что выбраться с острова он уже не сможет никогда, и только Бог знает, почему, стоя в семейных трусах у открытой двери с деревянным ящиком в руках, морщась от порывов ноябрьского ветра, этот тогда еще молодой человек принял такое решение.
Выключив радио, Эрл повернулся к письменному столу, в котором он хранил обрывки своей молодости, старые письма родителей из тюрьмы, засушенную розу, отломавшуюся от букета, который он как-то подарил Лизе, в то время еще свободной молодой девушке, беспечно болтающей босыми ногами в воде на пирсе, теткину брошь и фотографию своего отца. Он порылся в самом дальнем углу и вытащил старый револьвер, который, казалось, видывал еще времена Дикого Запада. Покрутив его в руках, Эрл упер револьвер в подбородок и выстрелил. В соседнем доме от внезапного грохота проснулись и залаяли собаки. Через пару минут в городе вновь воцарилась тишина.
Четырнадцатого числа в одиннадцать часов утра, когда Лиза укачивала своего ребенка в доставшейся от матери колыбели, Дороти разрубала найденного во дворе дождевого червя пополам, Рей сидел в кофейне, безучастно пялясь на стену, а Клементина обжималась с директором школы в неуютной подсобке, старуха Петри посмотрела на небо, увидела красный приближающийся шар величиной с остров, тот самый остров, на котором она провела свю свою жизнь, перекрестилась и закрыла глаза.
Четырнадцатого числа все умерли.

http://vk.com/note24156_11644458

Link | Leave a comment | Share

Пособие по ловле чудовищ.

Aug. 24th, 2012 | 07:58 pm

Если вам твердят, что монстры живут за соседней дверью, никогда не верьте. От вас до двери десять с половиной шагов, неужели вам кажется, что монстры могут жить так далеко? Они - ваши добропорядочные соседи, скрывающиеся днем под каждым половиком и в каждой букве ваших книг.
Маленьким детям давно известно, что чудовища лежат на диване в слепой зоне их глаз. 
Увидеть чудовище можно лишь скосив глаза до боли в сторону, до черных пятен по бокам и рези в белках, тогда вам, может быть, повезет и крючковатая лапа Буки № 14 мелькнет на секунду и скроется за вашей спиной.
Чудовищ ловить намного проще, чем кузнечиков. Чтобы поймать кузнечика нужен не дюжий талант и акробатические качества рук, твердые коленки без старых ссадин и банка с открытой крышкой. Кузнечиков ловят часами, чудовища намного более предсказуемы, чем эти вечно поющие зеленые скрипачи. 
Для удачной охоты вам потребуется одна темная комната, одно кресло, фонарик и (если у вас недостаточно навыков) один соседский мальчишка. Главное правило при ловле монстров - не бояться. Конечно, говорят, что страх привлекает их, они как акулы, почуявшие запах крови, инстинктивно стремятся к запуганной добыче, но надо помнить другое:  все мамы мира говорят, что если скосишь глаза и испугаешься - навсегда таким останешься. Поскольку глаза вам придется косить долго и упорно, крайне нежелательно, чтобы ваш напарник ерзал, вертелся, задавал неуместные вопросы или был местным шутником, который молча в тишине пробежит холодными пальцами по вашей ноге.
Итак, отправьте ни о чем не подозревающих родителей спать и, вооружившись выключенным фонариком, проберитесь в нужную комнату между часом ночи и четырьмя часами утра. В эти часы чудовища особенно активны, они стерегут запоздалых парочек, целующихся на лавках после киносеанса, пьяных подростков, праздно шатающихся по улицам в поисках приключений и новых знакомств, ночных водителей такси, медленно бороздящих город, и маленьких детей, которые просыпаются от липких кошмаров и не могут докричаться до родителей. Вам нужно устроиться на диван, поджав ноги и прижав руки к бокам. Фонарик должен лежать в непосредственной близости от рук. Теперь прикройте глаза и изображайте сопение. Главное в этом деле - не уснуть по настоящему, ведь велика вероятность проснувшись, обнаружить себя в желудке у монстра или съедаемым грозным взглядом матери. Какой из этих двух исходов хуже не могу сказать даже я, иногда мне самой хочется оказаться в замке графа Дракулы в полночь, а не виновато слушающей наставления родителей.
Как только монстры подумают, что вы заснули, они начнут показываться из-за углов шкафов и кроватей, их тени промелькнут около дивана и журнального столика, цепкие пальцы постучат ветвями по стеклу. Но запомните: как бы не было страшно, ни за что не открывайте глаза. Вам нужно дождаться, когда тени чудовищ подползут к ножкам дивана и начнут забираться все ближе к вашим пяткам. В этот момент открывайте глаза и безжалостно косите их в левый угол. Сквозь темноту комнаты, сквозь пугающие силуэты ламп и стульев вы увидите их, монстров.
По их зубам, похожим на колья, стекает зеленая слизь, чью вонь вы почувствуете даже спрятавшись в самый дальний угол комнаты. Их лапы, крючковатые, будто изуродованные артритом всех бабушек на планете, потянутся к вашим беззащитным пяткам, их глаза запылают алой жадностью вашей плоти, а их рты растянутся к мерзкой ухмылке. Туловища чудовищ, серые, дымчатые, пропадающие у середины и внезапно возникающие в другом конце комнаты, ринутся к вам, к вашему запаху страха, к вашему бьющемуся сердцу, пульсирующей в висках крови, к молочному вкусу вашей кожи. В предвкушении сытного обеда монстры заурчат, как котята, завизжат от радости, зажмурятся в наслаждении. 
В этот самый момент хватайте фонарик и светите на них, сжигая их бесплотные тела, прогоняя тень в шкафы, жгите лучами света в их глаза, опалите их когти и расплавьте их зубы. Пусть демоны ночи кричат под вашим напором, извиваются змеями и шипят проклятия. Пусть они вам обещают горы золота и игрушек, пусть говорят о вашей немощи и припоминают все те гадкие вещи, которые вы когда-то сделали. Пусть они молят о пощаде, обещают отомстить вашим врагам, есть манную кашу с комочками, ходить за вас в школу, пока вы валяетесь на диване, объедаясь чипсами. Пусть они вопят о ненависти и злости, пусть свергают своими мерзкими словами ваши идеалы и мечты, пусть заставят вас усомниться в себе и в других. Пусть они горят огнем своей подлости, трусости, лености, пусть они тонут в жиже своей гадости и мерзости. 
Светите на них, пока вся ваша храбрость, бравада, пока все ваши мечты, желания и надежды не воспарят над вами и растворятся в воздухе запахом мака. Теперь вы можете выключить фонарик. 
Чудовищ больше нет.

http://vk.com/note24156_11640240

Link | Leave a comment | Share

Революция без крови невозможна. Жизнь невозможна без революции.

Aug. 17th, 2012 | 08:29 pm

Революция без крови невозможна. Жизнь невозможна без революции. 
"Креативный класс", обладатели всех новинок Эппл и стульев с эргономической спинкой, ведут войну за свои идеалы яростно и со страстью на поле битвы под названием "Интернет". В надежде, что власть их послушает, раскается и вдруг с понурой головой покинет насиженные теплые места в Думе. Эта не угасающая надежда в добро и справедливость была присуща только Сейлор Мун, да и та вела борьбу против захватчиков из космоса и никак не жителей родного города.
Россия разделилась на две части: тех, кто точно против, и тех, кто абсолютно за. Оппозиционеры уверены, что защитники Единой России и РПЦ куплены, а те, в свою очередь, недоумевают, что не устраивает оппозицию в Путинском правлении. Конечно, считают они, у любой власти есть плюсы и минусы, но что может дать Навальный, сражающийся в Твиттере с мифическим Минотавром? В общем-то, у многих из них и Интернета-то нет, все время забирает огород и сборы детей в школу.
А оппозиция продолжает выходить на площади с плакатами, будто соревнуясь, у кого креативнее и кто займет первое место в топе лучших. "Креативный класс" закреативился, потеряв связующую нить с оставшимся населением; пенсионерам и людям среднего возраста со средней зарплатой и занимающим среднюю должность главное, чтобы завтра их близких не забрали на борьбу против своих же, для них лучше уж пусть все будет так, как есть, чем вновь повторится 1917 год и гражданская война истощит страну.
И тем, и другим нужно в первую очередь наладить контакт между собой, а потом уже выходить на площади. Полиция, телеведущие, газетчики, продавцы в магазинах, работники ЖЭКа ничем не отличаются от креативщиков. Они так же росли и мечтали о лучшем будущем, хотели заработать побольше денег, чтобы обеспечить своих детей, гордились полетом Гагарина в космос и плакали над участью Лайки. Они не тупоголовые, не зашоренные, они точно так же видят, как все катится в пропасть в этой огромной и ранее великой стране под названием Россия. Просто им страшно, им намного страшнее, чем почитателям Джобса, что завтра вдруг они проснутся в совершенно другой стране, как это было с их бабушками, дедушками, мамами и папами. Им страшно, что завтра Сбербанк не выдаст им деньги - а есть на что? Им страшно, что завтра придут к власти новые и скажут - нет религии, нет культуре, да здравствуют Соединенные Штаты Америки!
С этими людьми, так боящимися нового путча и революции надо разговаривать, ходить в каждый дом, что поленился сделать губернатор Краснодарского края, и разговаривать, - в стране грядет такая же катастрофа, как и в Крымске, только моральная. На всех нас тоже спустят воду, затопят нас и наши идеалы, затопят наши просьбы и наше негодование. Кому мы будем нужны, в сводках будут так же писать красивые цифры населения, поддерживающего Единую Россию, а мы станем кораблем дураков, затопленным где-то между справедливостью и Хамсудом.
Так ходите по домам, держите каждого за руку и дайте им повод поверить вам, что завтра будет лучше, что нужны действия, а не плакаты и комментарии в Твиттере. В Интернете вы давно выиграли свою войну, креативный класс, только это все равно, что играть солдатиками и считать, что победили фашистскую Германию благодаря битве между кухней и столовой.
Люди не верят в хорошие перемены, да их никогда и не было в нашей стране, они боятся перемен так же, как и боялись всегда. Только на тысячу таких людей находилась бравая десятка, которая ездила по городам и селам и настраивала людей на борьбу с опостылевшей властью, и эта же бравая десятка шла тараном против царя, а затем - против коммунизма. Где сейчас эти бравые десять человек, мушкетеры со шпагами наперевес, готовые защищать королеву ценой чести? Наша страна - наша королева, ее подвески хитроумно выкрали и теперь кто сразится с графом де Вардом, если не мы?
Уважайте тех, кто против вас. Уважайте бабушек, которые всю свою жизнь боролись за церкви и за веру, уважайте прихожан и просто тех, кто считает православие спасительной нитью. Уважайте тех, кому важнее нынешняя пенсия, а не обещанные миллиарды, уважайте тех, у кого дети служат в армии, ибо это они пойдут против вас, если им прикажут. Уважайте их и говорите с ними, да будет революция, пусть наконец свергнут режим, но предложат что-то другое, что, может быть, наконец, окажется хорошей переменой для нашей многострадальной России. Бросайте свои плакаты и модные фотоаппараты, к черту пятые айфоны и обновления Твиттера, ваша война - на улице и в сердцах людей, а не на виртуальных площадках, где большей части людей просто все равно - ведь есть же пр0н и сериалы.
Встаньте и идите, хватит лозунгов для трансляций и масок Путина для фотографий. Будьте смелее - больше терпеть нельзя.

http://vk.com/note24156_11638804

Link | Leave a comment | Share

13.03.2012

Mar. 13th, 2012 | 07:23 pm

Я никогда не любила весну. Мне было холодно, промозгло, под подошвами ботинок смыкались лужи, и я плыла, плыла по океанам Большой Тротуарный и Малый Асфальтовый вслед за псом, кувыркающимся на черных сугробах уходящей зимы.
В Париже весну любишь. По-другому нельзя, не отвертишься. Весна приходит первого марта, садится напротив тебя, сидит и смотрит, мол, как ты там, дружок, в своей норке, вылезай поскорей. И ты вылезаешь, лениво, вальяжно, периодически проверяя градусник на окне. 
А снаружи все вдруг, за ночь, становится каким-то невообразимо прекрасным. Расцетает, звенит, блестит лучами, да так, что уже не нужна и куртка, и ботинки, хочется лежать на траве или берегу Сены круглый день под этим дружелюбным солнцем, улыбаться всем вокруг и наблюдать за баржами, уходящими куда-то вдаль, наверняка в другие страны, где люди так же лежат на траве под первыми звуками весны. 
И все французы вдруг вылезают из своих ракушек, лениво ползут по улицам и здороваются со всеми подряд, а ты тутже становишься таким, как и они, чудесным и приветливым. И хочется улыбаться всему на свете, прыгать, танцевать, петь, выдумывать мечты, дарить подарки и влюбляться. Этого хочется больше всего. 
Париж весной расцветает, раскидывает по лавкам цветочников тюльпаны и манит запахами нового дня.
Весна - пора любви, и да будет так!

http://vkontakte.ru/note24156_11589689

Link | Leave a comment | Share

Ведьмы.

Nov. 1st, 2010 | 01:04 pm

Ливенструмские сказки.

Read more...Collapse )

http://vkontakte.ru/note24156_10202544

Link | Leave a comment | Share

Ран, Лола, ран

Nov. 3rd, 2009 | 12:41 pm

Беги.
Сначала медленно, как в детстве, неуклюже топая ногами. сбиваясь то на быстрый темп, то на медленный.
Беги через стеллажи детских игрушек, через палатки мороженого, беги, разгоняя голубей на площади, беги, спотыкаясь, к рукам матери, беги за призрачным выдуманным другом, беги за бездомной кошкой, беги к детским мечтам, просто беги, думая о воздушных замках и скучающим принцах.
Беги.
Увеличивай темп, все увереннее перебирая ногами, хмурь брови, пробегая толпу футбольных хулиганов, беги, огибая бычки сигарет и пустые бутылки из под пива на главной площади, беги через темный двор, хватаясь одной рукой за карман, где лежит спасительный мобильный с быстрым набором отцу, беги, едва успевая, на первый урок, беги, пока не наступил комендантский час в девять вечера, беги к новым семейным комедиям, к игре в казаки-разбойники, беги к чипсам и хот-догам, беги, думая о дружбе и первой чистой любви, беги с неведением о симпатиях одноклассников, беги за новыми эмоциями и мечтами о взрослении.
Беги.
Все быстрее, с шумом ветра в ушах, с растрепанными волосами, глубоко вдыхая утренний смог Москвы, беги через мосты для влюбленных, через кинотеатры с очередями из школьников, беги, толкая старушек с авоськами и бизнесменов с хэндзфри, беги в последний вагон метро, вдыхая ртом,а выдыхая носом, беги за решением новой теоремы на выпускном экзамене, беги к маленьким пароходикам по Москве-реке, к поцелуям и обжиманиям в темных подъездах, беги к подругам в кафе, к торговым комплексам с боулингом, беги в Яхрому, Сорочаны, в Волен, в Истра Холидей, беги, чувствуя аромат ландышей и оглядывайся на продавщиц с тюльпанами, беги за новой серией любимого фильма, беги, шарахаясь от ночных бомжей, беги из дома и домой по утру, беги за амбициями, целями, беги за красивыми словами и горькой правдой, беги, падая, обдирая в кровь коленки, беги с ссадинами на руках и первыми смеющимися морщинками около глаз.
Беги.
Дыши равномерно, на постоянном темпе, уже не быстром и не медленном, беги, считая съеденные каллории, беги, оборачиваясь на наклейки sale в витринах, беги за новыми сплетнями о коллегах по работе, беги на новогодние корпоративы с пьяными директорами, лапающими секретарш, беги, не успевая, на последнюю электричку, беги к первому в жизни самостоятельному полету за границу, беги за вором в метро, беги к кажущимися справедливыми миллиционерами, беги в магазины техники за микроволновкой в новую квартиру, беги от опостылевших поклонников, беги с цветами на первую подружкину свадьбу, беги к изменам и пьяным поцелуям в клубах, беги в деканат за последним зачетом в жизни, беги к родителям на их юбилей, беги от старых комплексов к новым, беги от предательств, лжи, обид, беги быстрее за самосовершенствованием и вдумчивым поступкам.
Беги.
Взвешивая каждый шаг, осторожно перебирая шпильками по мокрой мостовой, беги к кинопросмотрам в кругу его друзей, беги на работу, как на каторгу, беги за кремами против морщин и антицеллюлитными штанами, беги на второй в жизни осмотр у гинеколога, беги, выбрасывая в мусоропровод тест на беременность, беги, размазывая тушь по щекам, беги, крася губы на ходу, беги за повышением, за скандалами с замдиректора, беги через магазины к дешевым продуктовым рынкам, беги с заявлением на декрет, беги в аэропорт на самолет до Турции, беги через стеллажи с памперсами, сосками и детской присыпкой к стеллажам с аэрозолем, сковородками и стиральным порошком, беги, чувствуя, как сжимаются легкие от морозного воздуха, как потеют ладони от городской духоты, беги по паркам с желтыми кленовыми листьями, беги, заглядываясь на чужих детей, беги к обезжиренным пирожным, беги к заправкам BP за канистрой 95го, к могилам родителей, беги по эскалаторам, беги к плите с остынувшим ужином, беги подальше от проблем, от выкуренных сигарет,от подруг с их вечными сплетнями, беги от телефонных звонков в день рождения, беги от шумных вечеринок на новый год, беги к разрушенным воздушным замкам, к послеродовым депрессиям, к увольнениям, беги, повторяя про себя "через тернии к звездам".
Беги.
Тяжело дыша, слыша в ушах выпрыгивающее сердце, постоянно спотыкаясь и иногда ковыляя, все еще беги к быстро меняющимся светофорам, к тяжелым сумкам с едой, к дочери в родильный дом, беги на первые похороны подруги, беги в очередь за лекарством, беги к заботам о заболевшем муже, беги, завидуя чужой молодости, беги, не понимая молодежь, беги на встречу выпускников, половину которых выкосили болезни и катастрофы, беги через площадь с голубями, замечая только тетку-китаянку, продающую ночнушки, беги за квитанциями об электроэнергии, беги к просмотрам сериалов и канала Культура, беги в бессонные ночи и тяжелые подъемы по утрам, беги к еженедельному осмотру врача, беги за валокордином, атенололом, карвалолом, беги за первой пенсией, за первой седой прядью, беги в ломбард, закладывая сережки для покупки машины внуку, беги все медленнее и медленнее, сетуя о забывших тебя детях, переходя на шаг, присаживаясь от усталости на лавочку, беги к свободному месту в метро, к льготному проездному на троллейбус, беги, оставляя позади все мечты и надежды.
Беги.
Стой.
Сейчас отдохни немного. Вспомни все, что было и погорюй о том, чего уже не будет. И беги заново. Неуклюже детскими ногами, с обновленным телом, душой, с чистым взглядом, к своим мечтам. Просто беги.

Link | Leave a comment {3} | Share

(no subject)

Aug. 28th, 2009 | 10:03 pm

Что там, за нашим окном?
Мир, обремененный деньгами, насилием, химическими процессами мозга? Мир,в котором люди просто живут, движутся, влюбляются, заводят семьи, разводятся, ходят на исповедь и умирают? Мир, который может объяснить наука, который можем объяснить мы, который доступен любому, кто мало мальски понимает в психологии людей?
Что скрывается за нашим окном? Машины, самолеты, преступники, магнаты, тусовщики, нефть, газ, земля, большой андронный коллайдер и скептицизм?
На минуту представьте, что наших далеких предков 18 и ниже веков вдруг поместить в наш мир, чтобы они сказали? Они бы крестились, приносили дрова в костры и говорили "Дьявол", "Чертовщина", "Ведьмы"! А если нас вдруг поместить на пару веков вперед - что скажем мы? "Наука", "Прогресс" будут нашими первыми словами. Это плюс, общество учится видеть все не через призму религии и церкви, которые далеки от веры, обыватели, простые ребята, плохо учившие в школе химию и физику, могут понять, зачем создан БАК, могут размышлять о том, как вертится Земля и как двигаются полюса. Мы все такие...прогрессивные,ученые, скептичные. В нашей жизни нет места тому, чему было место в жизни предков.
Что за нашим окном? Что за границами нашего понимания? Что существует, неподвластное науке, что проходит через призму веков из поколения в поколение, через сказки, былины, стихи, рассказы, которые наши современники считают фантастическими, выдуманными?
Мы можем объяснить себе существование чудовища Несси, мол, древнейшее животное, динозавр, сохранившийся чудом до наших веков. Но мы не задумываемся, почему через все века тонкой строкой проходят предания о других нечеловеческих существах, которых не может охватить биология. Почему в старину, до нашей эры, после нашей эры, создавались все эти сказания о вампирах, оборотнях, о феях, эльфах, гномах, о ведьмах, о странных предметах, завораживающих человека, и почему в наше время все эти рассказы не создаются, почему сейчас человек не выдумывает новых монстров, а всего лишь использует подоплеку старых? А может...все эти создания ночи, странные люди-перевертыши и совсем не люди существуют где-то далеко, где-то в тени,чтобы человечество не открыло на них вновь охоту?
Что за нашим окном? Или кто за нашим окном? Кого мы не видим? Кто знает, что существует,а что нет? И стоит ли приглашать войти каждого незнакомца, стоит ли списывать шуршание на мышей,а блики на фото - на преломляющийся свет? Что боится нас, а мы его?

Link | Leave a comment {5} | Share

Высказалась. Наконец-то.

Jul. 3rd, 2009 | 10:20 pm

В поисках интересных статей в сводном рейтинге блогов нашла одну вещицу.
Вот, собственно, ссылка -  http://luxdark.livejournal.com/5573.html
Некий Люксдарк сидеть и пышет огнем в стороны неверных, кавказцев, южан и иже с ними.
 Но дело вовсе не в именно этом пользователе, пусть пишет, свобода мнений же, а в том, что 70% русских ненавидят кавказцев, остальные 30 относятся настрожено. И около 80% уверены в том, что крах России именно в приезде этих якобы нелюдей.
Сама я не имею отношения к южанам, у меня нет друзей, которые другого вероисповедания, другой национальности и т.д. Да, я варюсь в собственном соку, в собственной стране и собственном народе, но совсем не по причине зашоренности или ненависти. Но я ненавижу подобные статьи и подобных людей.  Отрепье интеллигентного общества, дикари из недр Земли без моральных качеств, и еще смелости хватает только говорить так!
Итак,выдержки из статьи.

щё несколько лет назад демаркационная линия «свой/чужой» не была столь очевидна. Сегодня она проходит по всем социальным слоям. Потому что произошёл перебор с чужими, с их навязыванием нам (на нашей земле!) своих правил, с их бесконтрольной и нарастающей агрессией."

Несколько лет назад на нашей земле жил и трудился Советский Союз с его республиками и братскими народами. и все эти народы приезжали в СССР, которая являлась им родной страной на тот момент, и плясали джигу, упорно трудились и продавали арбузы. Тогда опасались хулиганов без рассовой конкретики.
Чужие, наша земля - где вы все вообще это вычитали, нечистокровные русские?  Вспомните про татаро-монгольское иго, прошедшееся по деревням, городам и селам, оставляющее за собой, мягко говоря, цепь изнасилований. Пройдитесь по родственникам, бабушкам, дедушкам, прабабушкам, по их матерям и отцам, разве нет там не украинцев, ни латышей, ни евреев, ни армян, ни грузинов? Или просто только тот факт, что нос не с горбинкой и кожа не смуглая радует жителей России, мол, они не "хачи"?
Агрессия? Бесконтрольщина? А как же скины? Антифашисты? Антиантифашисты? Общество "наши"? А как же футбольные фанаты, которые обезумели совсем исключительно в России? Это не агрессия разве? Это игрушки?  Или все ждут, что кавказцев изобьет толпа бритоголовых чурбанов, а они им вторую щеку подставят? О чем вы вообще? Или забыли, христиане, что Иисус евреев спасал, а не славян? Позабыли, что под сенью его руки все народы одинаковы, потому что души у всех из одной материи,а не из разных котлов?  Что такого, что человек родился на Юге, ел бананы, когда мы родились на Севере и ели докторскую?


"Вы видели 9 лет назад на улицах Москвы молодых русских (!) девушек, одетых в исламский хиджаб? Вы наблюдали, как строятся мечети? Вы просыпались в центре города по утрам от призыва муллы совершить намаз, несущегося с ближайшего минарета? Конечно, и 9 лет назад хачей и муслимов в Москве было немало. А теперь вспомним, где они обитали. Преимущественно, на рынках и вокзалах. Китайцев и вьетнамцев можно было увидеть только в районе их общежитий. А ниггеров разве что на праздниках РУДН.

Сегодня каждый второй прохожий на улице – явно не русский. Каждый пятый – не белой расы. Не берусь обсуждать все районы столицы, но именно такая картина внутри Садового кольца и на прилегающих к нему проспектах."


...пишет нам все это,как все поняли,чистокровный русский, которые на страну трудится, на заводе спину ломит.а в свободное время в интернете клепает статейки. И ведь каждый второй такой. В Нью-Йорке, городе городов, есть практически всевозможные традиционные занятия, одежда и тд для каждой расы. Что плохого в мечетях? Месяц вместо креста? Аллах вместо Иисуса? А историю давно учили? Никто почему-то не помнит, что ислам изначально пустил корни именно от христианства, Ибрахим, Муса и Иса - эо Авраам, Моисей и Иисус, все те же имена, да.вера жестче, да, каноны тверже, и что? Разве это повод для того, чтобы уничтожать людей-носителей веры?
Когда мы видим матрешек, мы радостно гогочем, мол, вот он, символ русского народа, розовощекая русая девушка с косой-вот он,символ русского народа, самовар - вот он,символ... И мы ведь едем с этими символами во все страны, тычем в нос, удивляемся, как в каком-то городе нет русскоговорящих или русского магазина, ужасаемся, если вместе с Эйфелевой башней, Тауэром и прочей символикой не продаются матрешки. А тут нас удивила девушка в хиджабе, ужас какой, лучше б мини юбку одела и поперлась на каблучищах в клуб! Да, по религии женщина должна скрывать тело, чтобы не прельщать мужчину, что плохого в это? Ну конечно, это самый большой кошмар современного цивилизованного развращенного мира. Разве не у нас в Конституции РФ сказано о свободе вероисповедания? Так вот если вы орете и тычете себя в груь, мол, свобода слова, свобода труда, свобода пуканья на улицах, так потерпите и свободу вероисповедания даже от русских девушек, которые изначально вообще языческим богам поклонялись и только благодаря красоте убранства храмов приняли христианство.
Мы просыпаемся утром от строительных работ, от звона колоколов, от того, что муж храпит - что такого жуткого проснуться от призыва на молитву других людей? Почему это так выводит кого-то? Поставьте стеклопакеты и кондиционеры, о цивилизованный мир!


"9 лет назад в старых московских районах изредка можно было увидеть кавказцев, которые снимали квартиру. Сегодня в каждом московском дворе на детской площадке несколько хачёвых и узкоглазых мамаш со своим многочисленным выводком. У молодых женщин, которые плохо говорят или вовсе не говорят по-русски по 2,3,4 ребёнка.  Дети отличаются плохим развитием, грубыми лицами и агрессивным поведением.  С русскими малышами (в среднем – 1 ребёнок на семью) традиционно гуляют бабушки. Это понятно. Молодой русской маме нужно получать высшее образование, работать. Её приезжие ровесницы имеют одну задачу – рожать.

9 лет назад московские дворы убирали преимущественно молдаване. Сейчас – одни узбеки и таджики, которые вообще не знают русского и громко орут на своём, переговариваясь друг с другом через весь двор, а на проживающих в доме смотрят с нескрываемой ненавистью. 

9 лет назад из раскрытых окон звучал heavy metal. Сейчас – негритянский хипхоп или кавказские напевы.   "

Ну да, если ты кавказец - так и живи в конуре. Зажрались-с. Москвичи привыкли жить на чужом руде. Гараж строить? Не, мозоли заработаю, пусть хачи трудятся. Дорогу прокладывать? Ну русские не умеют, об этом Гоголь писал, пусть хачи трудятся. Фрукты продавать? Жарко ведь,  пусть хачи трудятся, они в жаре выросли. Вот такие русские.А когда дело доходит до заработной платы, так ведь русский начальник, он всему голова, пусть гребет к себе лопатой бабло, но ведь - о ужас! - дикари захотели поесть-попить не в Макдоналдсе,а в Пекине, и стали зарабатывать больше, трудиться больше, ишачить на трех работах, посылать семье в Чечню, маленьким детям без хлеба и воды, на хлеб, воду и еще сметанку.
Вот ужас где, мы реально опустились, это мы дикари. заросшие в лени, половина делать ничего не хочет, ну что мы на самом деле делаем? Тусуемся? Куршавель? Рублевка? Что еще? Водку пьем? На свадьбах морду бьем? Этим мы занимаемся? А в это время все кавказцы работают и днем и ночью. И живут в -дцати км от Москвы, чтобы каждый день туда-сюда по 4 часа наяривать. Так нет же, нас ужасает, что эти люди стали выходить на поверхность, стали зарабатывать, стали жить по человечески.
А что насчет рожениц и мам? Высшее образование, говорите? Или попросту потусоватся среди сверстников и ягуара за гаражом попить, пока бабушка смотрит за внуком? Демографический кризис в стране из-за таких мам, никаких мам, не мам, а черти кого.
9 лет назад хэви метал звучал. Традиционная русская музыка, небось,ага. Времена меняются, люди вышли из пещер и перестали слушать мелодичное рыгание соседа, стали ставить менуэты, потом попсу, потом металл, теперь вот хип хоп. И что? Учитесь жить в цивилизованном мире, ведь вы так этого добивались.


"Метро. Можно ли было представить ситуацию с «чёрными ястребами» 9 лет назад в московском метро? Полагаю, что это не дошло бы до суда. Просто потому, что районные московские братки очень быстро нашли бы каждого «ястреба» и устроили бы ему личный газават. Сегодня столичные бандиты пересели в депутатские и чиновничьи кресла и сменили уголовные понятия на жидовские. Их богом стали деньги. Поэтому взятка от любого иноземца святее пусть «понятийной», но хоть какой-то справедливости. "

В метро 9 лет назад и не такое представить было можно. Было можно представить еще октябрьскую революцию, никому не нужную, расстрел царской семьи, казнь декабристов и все прочее тоже можно представить. И до черных ястребов можно было представить таких же русских-полудурков, которые кулаками махали, машут и будут махать, потому что это исконно русское - драться, как исконно грузинское - тосты говорить. Не на Руси ли были массовые представления-побоища? Или может этим армяне развлекались? Совсем нет, это в России на главных площадях были импровизированные драки при участии кулаков по носу.


"В связи с этим, наивно звучит лозунг «не покупай у чурок». Всё, что продаётся и покупается в Москве идёт в копилку мирового исламского терроризма с одной стороны, и на благосостояние Израиля и США – с другой.  "
Ага,  Москва, как римская волчица, кормит не Ромула и Рема, а Исламский терроризм и Сша. Самим было бы стыдно такое говорить. Именно кстати, как бы ни хаяли США, из за западной культуры Россия хоть как то смогла выползти из жуткого СССР и дикарских понятий в современной общество. А то так бы и жили, как в Индии.


"ЧТО  ОСТАЁТСЯ  РУССКИМ?

Работать в бюджетных сферах за нищенскую зарплату, сеять разумное доброе, вечное, вкалывать по 24 часа в сутки. Или же (если есть потребность создать что-то своё) платить разжиревшим чиновникам, утратившим элементарные понятия о чести бесконечную мзду."

Ути пути, теперь во всем чиновники виноваты. Сначала, значит, кавказцы,  потом США, теперь чиновники. Кто не спрятался,я не виноват. Да, это исконно русский подход - искать виноватого, а себя не найти. Мы ВИНОВАТЫ. Мы НЕ ДЕЛАЕМ ничего, только треплемся и обвиняем всех в своих грехах, а грехи наши и нам за них отвечать. И чем больше будете бить кавказцев, чем больше будете "мочить жидов". тем больше оплеух получите, если не от мира всего, то от Того, кого всякий боится, и для коготорого все дети Его равны. Это тоже не забудьте, Голиафы.


Link | Leave a comment {14} | Share